Главная | Регистрация | Вход | RSSЧетверг, 24.08.2017, 06:48

Палдиски - маленький уголок Эстонии

Меню сайта
Наш опрос
Нужен ли в городе магазин Maxima или Säästu?
Всего ответов: 43
Видео о Палдиски
Мини-чат
200
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог статей

Главная » Статьи » История города » Статьи из газет

Знакомый, но неизвестный город (продолжение)
По этим причинам до середины 1723 года в Рогевике шли, в основном, подготовительные работы. Завозились строительные материалы, шла заготовка камня-плитняка, который добывался здесь же, в скалистых берегах залива, силами солдат и арестантов. Так из Финляндского корпуса прибыли 500 человек; из дивизии генерала князя Репнина – 600 полковых и тележных лошадей, а из Ревеля – несколько сотен арестантов и один батальон солдат. Началось строительство казарм, домов для офицеров и острогов. И лишь с августа 1721 года, после окончания Северной войны, Петр I вплотную занялся претворением в жизнь своего замысла – сооружения в Рогевике новой военной базы для Балтийского флота, несмотря на то, что при заключении Ништадтского мирного договора тем же августом шведской стороной было внесено предложение о том, чтобы Россия не учреждала военного порта в Рогевике. Но на то Петр и был Великим, чтобы принимать великие решения во благо России.
 
Осенью того же года Петр I собрал на заседание военной коллегии всех генералов и инженеров, бывших в то время в Петербурге. Перед участниками этого заседания выступил сам царь, который подробно объяснил достоинства задуманного им строительства новой военно-морской базы для Балтийского флота в Рогевике и остановился на основных недостатках Кронштадта. В заключение Петр I поставил перед участниками вопрос: «...полезно ли построить в Рогевике порт или нет?» После обстоятельного обсуждения предложенного царем проекта новой базы флота участники заседания единодушно ответили, что «...для сбережения флота и для того, чтобы неприятель не мог предупредить нас в военных действиях, проектированный Его Величеством порт построить необходимо». Для этого в Рогевике нужно было построить гавань для военных и купеческих (торговых) судов, адмиралтейскую верфь и город. Все эти сооружения прикрыть соответствующими военными сооружениями, а для защиты кораблей и судов, которые будут стоять в заливе, от сильных ветров и штормов построить в Рогевикском заливе два защитных мола – один между островом Малый Рооге (Вяйке-Пакри) и материковым (Пакерортским) берегом с проходом для кораблей, а другой между островами Малый и Большой Рооге (Вяйке и Суур-Пакри).
В конце 1721 года для подробных изысканий, в том числе съемки планов и составления профилей будущих военных укреплений, были отправлены в Рогевик инженер-полковник Люберас и капитан-поручик Дейн, а для подробного исследования и промера глубин залива – капитан-поручик Ганс. Петр I, отправляя капитан-поручика Ганса, писал в своем указе: «Ехать тебе в Ревель и оттель в Роговик на почте купно с полковником Люберасом и вымерять с прилежанием всю гавань, от пункта нордного острова до 4-х сажень глубины, а особливо зюйдный конец острова, где быть гавани. Глубину чаще ставить на промер, на каждыя 15 или 10 сажень, и всю ту глубину на текень Люберасов для того, чтобы он сей берег по астролябии брал. И чтобы как возможно больше чертеж был, дабы возможно на оном гавань и фортификации поставить. И как исполните, немедленно сюда приезжайте оба. Петр.»
 
По окончании изыскательских работ инженером Люберасом был составлен проект оборонительных укреплений в Рогевикском заливе, а на основании исследований капитан-поручика Ганса Петр I сам составил проект и чертеж защитного мола. Им же были намечены места расположения для купеческой гавани, города и адмиралтейской верфи.
19 июля (по старому стилю) 1723 года в торжественной обстановке в присутствии кораблей Балтийского флота Петр I бросил первый камень защитного мола, приказав строить его по чертежу, составленному им. Тогда же он указал новые места расположения для купеческой (торговой) гавани, верфи, города и башни маяка. По этому указанию все эти сооружения, кроме маяка, решено было строить на острове Малый Рооге (Вяйке-Пакри). Главным начальником рогевикского строительства был назначен инженер-полковник Люберас. К этому времени в местечке уже было построено 68 казарм, 8 штаб-офицерских квартир, 6 ветряных мельниц, церковь и ряд других вспомогательных построек для нужд порта, а также две пристани для выгрузки судов, а на острове Малый Рооге (Вяйке-Пакри) дворец для царя.
 
Кроме того, было заготовлено значительное количество леса, камня и других строительных материалов.

После отъезда Петра I сооружение нового порта пошло с большим размахом и довольно быстрыми темпами. Основной фронт строительных работ был развернут на материковом (Пакерортском) берегу, на острове Малый Рооге (Вяйке-Пакри) шли в основном подготовительные работы – заготовка камня, строительство казарм и острогов. Уже к концу 1724 года в Рогевике дополнительно было построено: казенный двор, провиантский магазин с 10 амбарами, фуражный и материальный амбары, инструментальный магазин, а на мысе Пакри – каменная башня маяка.

Место для башни маяка Петр I выбрал сам: «...Сделать на показанном месте для маяка башню высотою от 4 до 5 саженей (прибл. 10,5 м)». В течение года шли подготовительные работы, а 24 июня 1723 года Люберас приступил к строительству маяка по своему проекту. Вел строительство подрядчик Таврин. Башню маяка построили довольно быстро – уже к 22 октября 1724 года. Таврин донес Петру I: «Строительство каменного маяка высотою в 6 саженей закончено». Остатки этой маячной башни на мысе Пакри сохранились до наших дней именно на том же месте. (Боюсь, чтобы после публикации этого очерка этот исторический объект не исчез с названного места в силу предполагаемых причин. – Прим. автора.) Датой основания маяка Пакри считают 22 октября 1724 года. Он является одним из старейших маяков Балтийского моря.
 
С момента постройки маяк обслуживала военная команда, которая наверху башни жгла сигнальный костер. Для этого костра ежегодно заготавливалось более 300 куб. м дров. Заготовка и транспортировка такого количества дров была очень обременительным делом, поэтому коллегия при Адмиралтействе поспешила сдать маяк частным лицам.

Проследим судьбу маяка Пакри, чтобы к ней уже не возвращаться. В начале XIX века на башне маяка была установлена диоптрическая система, купленная во Франции. Диаметр осветительного аппарата был 2,66 метра. Аппарат представлял собой систему зеркал, в фокусе каждого из которых стояли масляные лампы. Система создавала большую силу света. Видимость его достигала почти 10 миль.

Сильная эрозия (изменение скалистой линии) берега мыса заставила в конце XIX века перенести маяк, для чего в 143 метрах от обрыва берега была построена новая башня маяка высотой 52 метра с новой оптической системой. Новый маяк был открыт 1 октября 1889 года.

Во Вторую мировую войну все служебные и жилые постройки маяка были разрушены фашистскими войсками. Они же уничтожили оптическую систему и штормовые стекла башни.

В 1952 году маяк был восстановлен, оснащен новой оптической системой, которая обеспечила видимость его света до 20 миль (37 километров).
 
В XVIII веке маяк назывался Рогевикским, затем несколько лет Пакерортским, в 1762 году его переименовали в Балтийский, в начале XIX века опять переименовали в Пакерортский, а в 1920 году он окончательно получил современное название – маяк Пакри.

Но вернемся к событиям начала строительства Балтийского порта (1724 г.). Успешно продолжалось возведение бастионов материковых крепостей, шла отсыпка защитного мола, который уже имел в длину 136 саженей (289 метров) при ширине 5 метров и высоте 21 метр.

К сожалению, это продолжалось недолго. После смерти Петра I (28 января по старому стилю) 1725 года работы в Рогевике хотя и продолжались, но уже без прежнего размаха и скорости, а в 1726 году они почти прекратились. Объясняется это тем, что после смерти Петра I правящие круги России резко ослабили внимание к флоту. Это был период дворцовых переворотов и борьбы за власть дворянских группировок. Засилье иностранцев все более проявлялось не только в государственном аппарате, но и в Адмиралтейств-коллегии. В результате Россия начала утрачивать свое положение сильной морской державы. Флот стал приходить в упадок: корабли старели, а новые почти не строились; военные порты не ремонтировались. Деньги, выделяемые на нужды флота, расходовались на другие цели. Лишь за 4 года после смерти Петра I флот недополучил свыше 1,5 миллиона рублей. Адмиралтейств-коллегия часто просто не имела средств на самые неотложные расходы, даже материальное обеспечение личного состава флота. Выдача денежного довольствия и вещевого снабжения систематически задерживалась. Рядовой состав не получал обмундирования по нескольку лет.

«Многие матросы, – говорилось в одном из документов того времени, – не имели мундира, а иные даже рубашек, были наги и босы».

Все это в полной мере коснулось и строителей Рогевика. Так, начальник работ рогевикского порта инженер-полковник Люберас доносил в Петербург, что солдаты, распущенные по своим гарнизонам, не были заменены другими, а арестантов осталось только 450 человек. Заготовленный камень (4892 куб. саженей) от долговременного лежания приходит в негодность. Кроме того, люди, находящиеся на рогевикских работах, не получали жалованья за целый год и терпят во всем крайнюю нужду. На это донесение Адмиралтейств-коллегия потребовала от Любераса сообщить, какие постройки повелел ему Петр I произвести, что именно сделано и что еще осталось сделать. Очевидно, Люберас, видя такое отношение к строительству, не стал особенно усердствовать и составлял это донесение целых 4 года, отправив его в Петербург лишь в 1730 году. В 1731 году Люберас получил новое назначение в был определен директором постройки Кронштадтского канала и других сооружений. В этом же году Люберас уехал из Рогевика, хотя и оставался ответственным за его строительство. Однако Люберас уже мало им интересовался и больше в городке не был. Работы после его отъезда в Рогевике прекратились на долгие 15 лет. Лишь из-за угрозы войны в эти годы в местечке было построено 5 деревянных батарей: две на острове Малый Рооге (Вяйке-Пакри) и три на материковом берегу. Все, что было построено без должного присмотра и своевременного ремонта, постепенно стало разрушаться и приходить в полную негодность.

К тому же строительный материал, заготовленный в местечке для порта в 1745 году, стали вывозить в Кронштадт для строящегося там дока и других сооружений. К этому следует добавить и то, что начальниками работ в Рогевике после отъезда Любераса назначались малокомпетентные люди, далекие от инженерного дела, а со стороны Любераса контроля за состоянием дел в Рогевике не было.

В 1725 году после смерти Любераса ответственным строителем рогевикских работ был назначен отставной генерал-лейтенант фон Брадке. Подробно ознакомившись с состоянием дел на строительстве, он в 1753 году составил проект дальнейшей постройки порта и подал его в Адмиралтейств-коллегию, которая после рассмотрения отослала его, в свою очередь, в комиссию о Ладожском канале! Эта комиссия, рассмотрев проект фон Брадке, приняла довольно странное решение: приказала ему строить защитный мол на одном уровне с поверхностью воды, чтобы сильным волнением не разбило его вершину. При фон Брадке строительство мола стало быстро продвигаться вперед, однако его отсыпка шла с большими отклонениями от технических требований и не отличалась большой прочностью. Это приводило к тому, что сильные ветры и штормы сводили на нет многомесячную работу людей.

Многократные обращения весьма деятельного фон Брадке в Адмиралтейств-коллегию приносили положительные решения Сената: «...несоизволено ли будет начатые Петром Великим Рогевикския работы возобновить, понеже оныя оканчивать весьма нужно».

В 1756 году императрица Елизавета Петровна посетила Рогевик и признала «несомненную пользу для государства, если предприятие, начатое Великим Ея родителем, приведено будет к концу». Было еще много «высочайших» указаний, но все они тонули в бюрократической переписке государственных учреждений. В 1760 году умер фон Брадке, и на его место был назначен генерал-майор Шиллинг, однако при новом начальнике работы не продвинулись из-за отсутствия средств на строительство.

В 1761 году пришедший к власти Петр III приказал продолжить работы силами наемных людей, а арестантов отправить в Нерчинск.

Однако пришедшая в 1762 году к власти Екатерина II отменила этот указ. В этом же году директором рогевикских работ был назначен генерал-фельдмаршал граф Миних (ему в то время было уже 79 лет), которому Екатериной II было указано: «...дабы вашим старением сие славное дело окончить».

Осмотрев работы, Миних приказал продолжить отсыпку мола, восстановить дворец Петра I, построить новые казармы и каменную церковь. Дворец Петра I многократно перестраивался и не был закончен из-за отсутствия средств.

Фундамент дворца находится напротив нынешнего здания мэрии города. Стены были снесены в конце 50-х годов прошлого века. В детстве имел удовольствие облазить весь, в т.ч. и подвалы, которые сейчас только присыпаны землей.

В том же 1762 году по именному указу Екатерины II от 20 августа Рогевик был переименовал в Балтийский порт.
 


Источник: http://www.moles.ee/02/May/20/12-1.php
Категория: Статьи из газет | Добавил: roogevik (17.11.2007) | Автор: Александр БАРАНОВ
Просмотров: 631 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Фотографии
Новости
[20.04.2009][Статьи из Интернета]
Завод биодизеля в Палдиски прибег к процедуре санации (0)
[08.02.2008][Статьи из Интернета]
Конференция в Палдиски. (0)
[07.01.2008][Статьи из Интернета]
Гибель десятой флотилии (0)
[28.12.2007][Статьи из газет]
Уголок истории: кто такой Балдер Томасберг? (0)
[28.12.2007][Статьи из Интернета]
Любовь при множестве объектов… (1)
Записки горожан
[03.12.2007]
Из писем.... (0)
[04.12.2007]
Палдиски - родина моя. И этим все сказано! (10)

Copyright MyCorp © 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz